Экономическая и национальная безопасность: проблема соотнесения понятий


Экономическая и национальная безопасность: проблема соотнесения понятий

Литвиненко А.Н.

В научной литературе вопросы обеспечения экономической безопасности России анализируются с использованием разных подходов, с разным пониманием содержания этого феномена. Ученые определяют экономическую безопасность соотнося ее с устойчивостью экономики, с государственными и общественными интересами, с независимостью от отрицательных внешних воздействий. При соотнесении безопасности экономической и национальной доминируют два подхода: видовой, когда экономическая, наряду с информационной, военной, экологической и другими, рассматривается как один из видов безопасности; интегральный, при котором во главу угла ставится проблема экономического обеспечения национальной безопасности. При этом авторы и научных исследований, и законодательных нормативных актов не оспаривают тезис о том, что экономическая безопасность должна рассматриваться в качестве неотъемлемого элемента национальной безопасности государства.

В сложившейся ситуации представляется актуальным решение задачи по оценке существующих подходов к соотношению понятий экономической и национальной безопасности России. Необходим также анализ места экономической безопасности в стратегии национальной безопасности.

После принятия такого документа, как Стратегия национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года [2] (далее — Стратегия), вправе было ожидать определенности с местом экономической безопасности в системе национальной безопасности России, но однозначность позиции власти в этом не проявилась. За время, прошедшее с момента принятия данного документа, ситуация не изменилась, не появилось нормативных документов, однозначно взаимоувязывающих экономическую безопасность с безопасностью национальной.

Как же сегодня оценивается эта взаимосвязь? Главную идею названного документа Д. Медведев определил как безопасность через развитие. Такой подход отражает достижение стратегических целей национальной безопасности посредством реализации именно экономических приоритетов [9] и по духу он близок идеологии, которой придерживаются в этой сфере крупнейшие мировые державы.

Стоит отметить, что в зарубежной науке и практике нет единого понимания экономической национальной безопасности. Однако основной целью государства в этой области обычно выступает стабильный экономический рост. К базисным элементам, кроме обеспечения экономического роста, наиболее часто относят: безопасность поставок наиболее важных ресурсов; открытость внешних рынков; национальный контроль над стратегическими отраслями; защищенность коммерческой и технической информации; конкурентоспособность на мировом рынке и «экономический суверенитет», понимаемый как независимость в принятии решений [15]. Можно утверждать, что в мировой практике стран (Германия, Канада, США, Япония и др.) обеспечение экономической безопасности страны отождествляется именно с проведением экономической политики, с реализацией особого экономического курса.

Верно также и то, что для большинства государств ключевой предпосылкой поступательного развития выступает их государственная, национальная, сила (мощь) или адекватная ей национальная безопасность [11].

Принятая Стратегия «впитала» зарубежный опыт и выделяет одиннадцать сфер, в том числе экономическую, в которых силы и средства должны быть сосредоточены на обеспечении национальной безопасности. Одновременно утверждается, что для предотвращения угроз национальной безопасности необходимо наряду с другими мерами обеспечить рост национальной экономики. Именно экономический рост отнесен к одному из приоритетов устойчивого развития для обеспечения национальной безопасности страны. Вторым «экономическим приоритетом» стали высокие стандарты жизнеобеспечения для повышения качества жизни российских граждан.

В основу Стратегии положен принцип ее фундаментальной взаимосвязи с принятой ранее Концепцией долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2020 года (утв. в ноябре 2008 г.). Поэтому концептуальные положения в области обеспечения национальной безопасности не только не противоречат, но базируются на подходах к основам обеспечения экономической безопасности страны посредством ее экономического роста и поддержания конкурентоспособности.

Однако характер взаимозависимости этих документов заставляет задуматься. Может быть, предпочтительнее было бы принятие Стратегии до разработки программы социально-экономического развития страны? В Стратегии перечислялись бы наиболее острые проблемы развития экономики и пути их решения. Разработчики программы обязаны были бы учитывать принятую Стратегию, что позволило бы повысить ее качество. Меры государственного регулирования, заложенные в Стратегии, в этом случае действительно ре-ализовывались бы через систему государственных программных документов [6].

В Стратегии выделяются как национальные интересы Российской Федерации, так и стратегические национальные приоритеты. При этом очевидно, что только государственная поддержка развития отечественной экономики может стать в долгосрочном плане основой национальной безопасности.

К числу национальных интересов Российской Федерации на долгосрочную перспективу отнесено повышение конкурентоспособности национальной экономики и ее субъектов [17—20]. Заметим, что в этом должны быть заинтересованы, прежде всего, сами субъекты экономики. Кроме того, в документе нет анализа причин недостаточной конкурентоспособности российской экономики, причин «пробуксовывания» механизмов ее повышения, нет принципиальной оценки собственной экономической стратегии, оценки действий субъектов экономической деятельности. В этом кроется риск повторения государством стратегических неудач в будущем [11].

В Стратегии (ст. 60) выделено одно из главных направлений обеспечения национальной безопасности в экономической сфере на долгосрочную перспективу — это энергетическая безопасность, однако другие направления для этой сферы не указаны.

Сегодня не разрешено противоречие между действующими нормативными документами, определяющими понятие «экономическая безопасность», и Стратегией.

Собственно понятие «экономическая безопасность» в Стратегии представлено как система мер по защите объекта, на который могут быть направлены преступные посягательства, рассматриваемые в качестве источника угроз национальной безопасности в сфере государственной и общественной безопасности (ст. 37).

Проведенный нами ранее анализ [7] показал, что экономическая безопасность рассматривается и как вид безопасности и как вид и сфера обеспечения национальной безопасности. Также неоднозначны подходы и к определению экономической безопасности.

Так, в 1992 г. в Законе «О безопасности» законодатель выделил экономическую безопасность как отдельный вид безопасности [1]. Затем в 1996 г. на государственном уровне термин «экономическая безопасность» был применен в Указе Президента РФ «О государственной стратегии...» [3], где предусматривалось развитие и конкретизация положений будущей Концепции национальной безопасности Российской Федерации, с учетом национальных интересов в области экономики. Но далее это понятие не используется ни в одной из концепций национальной безопасности [4]. Разработчики документов оперируют понятием «устойчивое развитие». В Стратегии понятие «экономическая безопасность» вновь появляется. Однако документ его не конкретизирует, но утверждает (ст. 63), что укреплению экономической безопасности будет способствовать совершенствование государственного регулирования посредством проведения нескольких видов государственной политики, а также поддержка развития трех приоритетных рынков и перспективных технологий.

Из текста Стратегии нельзя со всей определенностью уяснить содержание понятия «экономическая безопасность». Напрашивается вывод о том, что экономическая безопасность — это по сути и есть национальная безопасность, и здесь мы разделяем точку зрения профессора Н.И Фокина [13]. Такой вывод основывается на нескольких аргументах:

  • к источниками угроз национальной безопасности отнесены факторы, имеющие экономическую природу — кризисы мировой и региональных финансово-банковских систем, усиление конкуренции в борьбе за дефицитные сырьевые, энергетические, водные и продовольственные ресурсы, отставание в развитии передовых технологических укладов (ст. 47);
  • стратегическими целями обеспечения национальной безопасности обозначены вхождение России в среднесрочной перспективе в число пяти стран-лидеров по объему ВВП и достижение необходимого уровня национальной безопасности в экономической сфере (ст. 53);
  • обеспечение национальной безопасности за счет экономического роста достигается путем развития национальной инновационной системы, повышения производительности труда, освоения новых ресурсных источников, модернизации приоритетных секторов национальной экономики, совершенствования банковской системы, финансового сектора услуг и межбюджетных отношений в Российской Федерации (ст. 54);
  • в числе семи основных характеристик состояния национальной безопасности, предназначенных для оценки ее состояния (ст. 112), пять являются экономическими: уровень безработицы (доля от экономически активного населения); децильный коэффициент (соотношение доходов 10 % наиболее и 10 % наименее обеспеченного населения); уровень роста потребительских цен; уровень государственного внешнего и внутреннего долга в процентном отношении от валового внутреннего продукта; уровень обеспеченности ресурсами здравоохранения, культуры, образования и науки в процентном отношении от валового внутреннего продукта. Заметим одновременно, что в выделенных характеристиках нет ни одной, связанной с состоянием конкурентоспособности отечественной экономики, хотя повышение конкурентоспособности продекларировано Стратегией в качестве одного из четырех национальных интересов России.

Эта система аргументации может быть продолжена.

За последние годы, после выхода в свет Стратегии, к сожалению, не появилось определенности в понимании проблемы экономической безопасности России. Анализ исследований в этой сфере показал, что многочисленные точки зрения могут быть сведены в две большие группы. Нам представляется также конструктивной точка зрения Н.И. Фокина, согласно которой выделены два подхода [14].

I. «Синонимичный» подход, в соответствии с которым «экономическая безопасность» является понятием несамостоятельным, зависимым. По смысловому содержанию ему предшествовали понятия «конкурентоспособность национальной экономики» и «устойчивое развитие национальной экономики». Н.И. Фокин так определяет суть этой позиции: адресность экономической безопасности рынку. Как мы убедились, включение экономической составляющей в стратегию национальной безопасности «размывает» ее внутреннюю логику. Может быть, поэтому такой подход доминирует в западной литературе, в том числе и в мнениях экспертов в области национальной безопасности.

На страницах российской печати уже давно появилась и иная точка зрения. Речь идет о том, что в методологическом плане мы уходим от понятия «концепция экономической безопасности», так как термин «экономическая безопасность» не вполне адекватен, охватывает достаточно узкий круг понятий [5], поэтому речь должна идти о решении задач исходя из понятия «экономическое обеспечение национальной безопасности» [8]. Такой подход уже пытались реализовать в рамках проекта федерального бюджета на 2003 г. Идея состояла в том, чтобы произвести целевые переносы в раздел «Национальная безопасность» из других разделов бюджета, а также осуществить перераспределение средств по «закрытым» статьям. Цель таких действий виделась не только в финансировании органов, обеспечивающих государственную безопасность, но и ключевых отраслей экономики.

Основанием для такого подхода, на наш взгляд, могли стать следующие три обстоятельства.

1) С точки зрения терминологии такая необходимость вызвана тем, что экономическая безопасность является синтезированной категорией политологии и экономики, сопряженной с категориями антикризисного управления, экономической независимости и связи, стабильности и уязвимости, экономического давления и агрессии [16]. Сложившаяся ситуация вносит путаницу в практику обеспечения национальной безопасности.

Существующие определения относятся, в основном, к военно-экономической науке, понимающей под экономическим обеспечением систему удовлетворения потребностей национальной безопасности государства в различных ресурсах [10]. В широком смысле слова экономическое обеспечение национальной безопасности государства следует рассматривать как совокупность процессов ресурсного обеспечения, протекающих в экономической системе страны и направленных на создание материальных и социальных условий политического и экономического могущества страны и, соответственно, ее национальной безопасности.

2) В плане научной проработанности такая необходимость вызвана тем, что часть российского экономического сообщества не считает понятие «экономическая безопасность» адекватно отражающим описываемые явления или даже отрицает его принадлежность к экономической науке.

Представляется содержательной и точка зрения, согласно которой в качестве объекта концепции экономической безопасности предлагается рассматривать международные экономические системы и экономические системы национальных государств путем отбора тех систем, в которых функционируют субъекты принятия политических решений.

Таким образом, национальная безопасность опирается на могущество государства, которое по функциональному признаку можно представить как функцию от экономической, финансовой, технологической, политической, военной и других видов мощи. Следовательно, чем выше могущество государства, его экономическая мощь, тем выше национальная безопасность.

3) С позиций управленческой науки такая необходимость вызвана неэффективной деятельностью организационных структур, обеспечивающих национальную безопасность государства по вопросам взаимодействия, координации, контроля, использования ресурсов и подготовки специалистов.

II. «Конституирующий» подход основывается на том, что термин «экономическая безопасность» фиксирует и отражает суть явления, которое до этого не было объяснено в других терминах. При этом оно не имеет синонимов и не может быть сведено ни к одному из известных понятий. Этот подход «обосновал» необходимость введения ГОСТа с аналогичным названием учебной специальности и паспорта отдельной области научных исследований в рамках научной экономической специальности. Н.И. Фокин как автор приведенной типологии называет следующие причины «успеха» этого подхода в нашей стране: память о страшных страницах истории российского государства, генерирующая такие понятия, как «экономическая безопасность; любые призывы, связанные с укреплением безопасности страны, вызывающие благодарный отклик населения; идея борьбы за укрепление безопасности, используемая в коммерческих целях через различные проекты.

Для развития идеи «конституирующего» подхода необходимо исходить из следующего. Анализ закрепленных в документе понятий, относящихся к такому сложному социально -политическому явлению, как национальная безопасность, имеющему комплексный междисциплинарный характер, приводит к выводу, что диалектические основы данных понятий могут быть распространены на частные сферы обеспечения национальной безопасности (в том числе экономическую), выделяемые в рамках национальной безопасности. В пользу такого утверждения могут быть приведены два аргумента:

  • наличие нескольких самостоятельных смысловых слоев в самом базовом понятии «национальная безопасность»;
  • однозначность подхода к толкованию каждого из включенных в документ понятий.

Названные аргументы могут быть положены в основу формулирования базовых положений теории экономической безопасности. Лишь в таком случае будет обеспечена терминологическая согласованность не только в среде ученых, но и на всех уровнях законодательной и исполнительной власти страны, способствующая качеству принимаемых управленческих решений.

Таким образом, на основе анализа названных исследований, представляется возможным утверждать, что в настоящее время российская трактовка понятия «экономическая безопасность» является комбинацией четырех составляющих — конкурентоспособности (американская и китайская традиция), устойчивого развития (американская и германская традиция), высоких стандартов жизнеобеспечения (шведская традиция), угроз и вызовов (российская и японская традиция) — и составляет основу национальной безопасности.

За четыре года, прошедшие с момента принятия Стратегии, стало очевидным, что для построения в нашей стране эффективной системы национальной экономической безопасности требуется решение как минимум трех проблем.

Первая и главная из них состоит в том, что продекларированная в России система обеспечения экономической безопасности пока не работает.

Вторая — низкая практическая ценность принятой нормативной правовой базы. К сожалению, принятые документы являются во многом декларативными. А в государственных документах социально-экономического развития России нет мер по обеспечению экономической безопасности.

Третья — Россия выбрала самый финансово-затратный подход к обеспечению экономической безопасности из всех сегодня используемых: через стремление к «самодостаточности». Принципиально то, что он является полярным по отношению к самому низкозатратному способу обеспечения экономической безопасности, т. е. по идее Джона Винса Кейбла — через использование рыночных механизмов и международное сотрудничество.


СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. О безопасности [Текст]: Закон РФ № 2446-1 от 05.03.1992 г. (в ред. 07.05.2005 г.) // Российская газета. 1992. 6 мая. № 103.

2. О стратегии национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года [Текст] : Указ Президента РФ № 537 от 12.05.2009 г. // Собрание законодательства РФ. 2009. 18 мая. № 20. Ст. 2444.

3. О Государственной стратегии экономической безопасности Российской Федерации (Основных положениях) [Текст] : Указ Президента РФ № 608 от 29.04.1996 г. // Российская газета. 1996. 14 мая.

4. О Концепции национальной безопасности Российской Федерации [Текст] : Указ Президента РФ № 24 от 10.01.2000 г. // Российская газета. 2000. 18 янв.

5. Греф, Г.О. Экономические аспекты обеспечения национальной безопасности [Текст] : Доклад на заседании Совета безопасности Российской Федерации / Г.О. Греф. М.: Кремль, 2002.

6. Колупаев, В. А. Некоторые аспекты разработки государственной стратегии обеспечения экономической безопасности республики Беларусь // Экономика. Управление. Право. 2003. № 2. С. 7-9.

7. Литвиненко, А.Н. Экономическая безопасность государства: вопросы терминологии [Текст] / А.Н. Литвиненко, Т.Ю. Феофилова // Вестник Нижегородской академии МВД России. 2007. № 7.

8. Литовкин, Д. Национальная безопасность требует денег и законов [Текст] / Д. Литовкин // Известия. 2002. 30 окт.

9. Материалы заседания Совета безопасности РФ по вопросу «О стратегии национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года и комплексе мер по ее реализации» [Текст]. 2009. 24 марта.

10. Пожаров, А.И. Экономика безопасности и военно-экономической безопасности [Текст] / А.И. Пожаров // Организационные науки и проблемы государственного регулирования рыночной экономики : матер. науч. конф.: тезисы докладов. М.: Центр. экон.-математ. ин-т. Межждунар. акад. организац. наук, 1996.

11. Рабинович, И. Размышления о стратегии национальной безопасности: анализ и предложения [Электронный ресурс] / И. Рабинович // Информационно-аналитический журнал. 2009. 10 нояб. Режим доступа: WWW.LAWINRUSSIA.RU (дата обращения: 07.02.2013).

12. Сенчагов, В.К. Экономическая безопасность: политика, глобализация, самосохранение и развитие (книга четвертая) [Текст] / В.К. Сенча-гов; Институт экономики РАН. М.: Финстатин-форм, 2002. 386 с.

13. Фокин, Н.И. Экономическая безопасность в стратегии национальной безопасности России [Электронный ресурс] / Н.И. Фокин. Режим доступа: http://dictionary-economics.ru/news.php/ 2011.02.02 (дата обращения: 07.02.2013).

14. Фокин, Н.И. Внешнеэкономическая безопасность: понятия, опыт, проблемы [Текст] / Н.И. Фокин // Экономическая безопасность АТР и будущее тихоокеанской России : матер. научно-практического семинара; информ.-аналит. бюл. «У карты Тихого океана». 2011. № 18 (216). С. 10—20.

15. Фомин, А. Экономическая безопасность государства [Текст] / А. Фомин // Международные процессы. 2010. Т. 8, № 3 (24).

16. Экономическая и национальная безопасность [Текст] : учебник / под ред. Е.А. Олейникова. М.: Экзамен, 2004.

17. Бабкин, А.В. Стратегические направления совершенствования управления экономической безопасностью региона [Текст] / А.В. Бабкин, B.И. Трысячный // Научно-технические ведомости СПбГПУ. Экономические науки. 2009. № 4 (81). C. 201—205.

18. Ананьев, А. А. Анализ подходов к определению понятия «национальная экономическая безопасность» [Текст] / А.А. Ананьев // Известия Санкт-Петербургского университета экономики и финансов. 2011. № 6. С. 21—27.

19. Файбусович, Э.Л. Территориальные различия в потреблении продовольственных товаров населением России [Текст] / Э.Л. Файбусович, С.Ю. Корнекова // Известия Санкт-Петербургского университета экономики и финансов. 2012. № 6. С. 58—64.

20. Ивашов, Л.Г. Могущество России прирастет Евразийским союзом и Арктикой [Текст] / Л.Г. Ивашов, И.Ф. Кефели // Геополитика и безопасность. 2012. № 2 (18). С. 55—66.

Комментарии (0)add comment

Написать комментарий
меньше | больше

busy