Личности в экономике - Статьи - Публикации

Письма Н.Н. Четверикова к В.И. Борткевичу

А.Л. Дмитриев
кандидат экономических наук
Санкт-Петербургский государственный университет экономики и финансов

Публикуемые ниже письма Николая Сергеевича Четверикова(1885-1973) к Владиславу Иосифовичу Борткевичу (1868-1930) представляют большой интерес не только в плане истории отечественной статистической науки. Эти письма раскрывают те научные проблемы, которые волновали двух ученых. В них содержатся важные сведения, связанные с увековечением памяти А.А. Чупрова (1874-1926). Владислав Иосифович Борткевич, покинув Россию еще в 1901 г., вел обширную научную переписку со многими российскими экономистами и статистиками, среди которых С.С. Кон (1888-1933), А.А. Кауфман (1864-1919), М.В. Птуха (1884-1961), П.Б. Струве (1870-1944), А.А. Чупров, Н.С. Четвериков и др. Будучи очень требовательным в научном плане и к себе, и к окружающим, В.И. Борткевич тщательно следил за работами российских ученых, занимавшихся теми же проблемами, которые волновали и его. При этом он активно присылал в советскую Россию оттиски своих работ тем, кто был в них заинтересован. Интерес представляет и то начинание Н.С. Четверикова по увековечению памяти учителя - А.А. Чупрова, которое он начал вскоре после его кончины: подготовка собрания сочинений и писем. Эту работу ему удалось отчасти осуществить только в конце 1950-х годов, когда были переизданы основные работы А.А. Чупрова(1). В письмах передается и та непростая атмосфера, которая сложилась в Конъюнктурном институте, возглавляемом Н.Д. Кондратьевым (1892-1938). Н.С. Четвериков работал в этом институте в 1923-1929 гг., занимая различные должности (консультант, заведующий отделом научной методологии, помощник директора института). В нем он активно занимался разработкой математических методов анализа динамических рядов, приложением теории корреляции и теории вероятностей к изучению экономических явлений. После закрытия Конъюнктурного института в 1929 г. Н.С. Четвериков перешел в Плодоовощной институт, где возглавил секцию цен. Однако вскоре был обвинен во вредительстве и арестован вместе с другими бывшими сотрудниками Конъюнктурного института. Результат - четыре года лагерей. После возвращения, в 1935-1937 гг., он - научный сотрудник Медико-гигиенического института. Затем был повторный арест. После освобождения Четвериков работал плановиком, преподавал в техникуме, был сотрудником в Московском радиологическом институте. В 1949-1959 гг. проживал в г. Горьком, где ухаживал за своим братом - известным биологом и генетиком С.С. Четвериковым (1880-1959). Возвратившись в Москву, он активно занимался переводами работ зарубежных ученых, результатом которых стало несколько публикаций, в частности сборник "О теории дисперсии" (М., 1968) и книга О. Курно "Основы теории шансов и вероятностей" (М., 1970). В 1963 г. в издательстве "Госстатиздат" был опубликован сборник избранных работ Н.С. Четверикова "Статистические и стохастические исследования", переизданный с дополнениями в 1975 г. под названием "Статистические исследования (теория и практика)".

 

Институты и индивиды: взаимодействие и эволюция

Дж. Ходжсон


Анализ взаимоотношения социальных структур и деятельности индивидов является одной из основных проблем социальной теории. От способа ее решения так или иначе зависит стратегия теоретических и эмпирических исследований. Несмотря на это, многие постструктуралисты и постмодернисты стремятся избежать ответа на этот ключевой вопрос.

Н. Мозелис назвал попытки устранить дихотомию индивидуальной деятельности и социальной структуры (путем объединения двух понятий или выведения одного понятия из другого) тупиковыми, теоретически бесплодными. Что примечательно, подобные попытки часто включают в себя описание того же самого различия, но "обходным путем": сохраняется общая логика этой дихотомии, но используется другая терминология(1).

В данной статье мы принимаем эту дихотомию за аксиому и переосмысляем понятие привычки, следуя традиции, заложенной в прагматистской философии и психологии, а также в институциональной экономической теории Т. Веблена(2). Это позволяет не только иначе представить концепцию экономического агента, но и по-новому взглянуть на дихотомию индивида и социальной структуры.

 

ЛОГИКА ЭКОНОМИЧЕСКОЙ КОНЦЕПЦИИ Г. Я. СОКОЛЬНИКОВА

М. ВОЕЙКОВ
доктор экономических наук
завсектором Центра социальной политики ИЭ РАН

Первые годы нового века при всем громадном отличии от 20-х годов прошлого века имеют и много общего. Общее состоит, прежде всего, в том, что сегодня Россия, как и тогда, переходит к стабильному развитию в условиях рыночной экономики, погружается в стихию рыночных, товарно-денежных отношений и, стало быть, сталкивается с фундаментальной проблемой: следует ли продолжать спокойное и спонтанное развитие, равномерно плыть по волнам рыночной стихии, надеясь, что кривая рыночного саморазвития выведет туда, куда надо? Или же корабль российской экономики, погрузившись в океан рыночной стихии, должен иметь четкий курс и твердо его держаться, подчиняясь твердой руке капитана - государства? Нужен ли России (и возможен ли) резкий поворот в сторону четко поставленной амбициозной задачи?

 

ВОЗВРАЩЕНИЕ НАУЧНОГО НАСЛЕДИЯ: СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКАЯ МЫСЛЬ РУССКОГО ЗАРУБЕЖЬЯ

Т. Кузнецова

Работы российских ученых-обществоведов, вынужденно покинувших Россию в начале 1920-х годов, составляют богатое научное наследие. Большинство трудов русских эмигрантов неизвестны в России, а между тем это сотни монографий, изданных на русском и иностранных языках, не считая научных статей, выступлений и архивных материалов(1).
Наследие русского зарубежья чрезвычайно ценно само по себе, поскольку отражает итоги полувековой работы русских ученых, волею судьбы вынужденных трудиться за пределами отчизны. Но главное, пожалуй, в том, что в этом наследии содержатся основы и принципы отечественной научной культуры, во многом к настоящему времени утраченные. В работах представителей экономической теории русского зарубежья присутствует не прерванная социальными перипетиями традиция российской научной мысли, заключающаяся, во-первых, в критическом, но конструктивном анализе происходящих на родине событий. Во-вторых, в преемственности многих идей, методологических подходов и исследовательских принципов и в формировании на их основе определенных научных направлений и школ. И в-третьих, в приверженности исследователей более поздних поколений идеям и замыслам своих учителей. В работах представителей русской социально-экономической мысли за рубежом сохранялась идентичность России, причем не в форме изоляционизма, не принимающего ничего чужого, а в форме активного и заинтересованного участия в европейском и мировом научном процессе.
 

А. К. ШТОРХ - ПЕРВЫЙ РОССИЙСКИЙ АКАДЕМИК В ОБЛАСТИ ПОЛИТЭКОНОМИИ И СТАТИСТИКИ

Ю. ЯКУТИН
доктор экономических наук
научный руководитель Издательского дома «Экономическая газета»

В истории становления и развития российской школы социально-экономической мысли важная, хотя еще и недостаточно исследованная роль принадлежит Андрею Карловичу Шторху (Heinrich Storch) (1766-1835). Он родился в Риге - столице Остзейского края Российской империи. Окончив учебу в школе при рижской Соборной церкви, 17 лет от роду, он отправился в Йенский университет слушать курс философии и правоведения, а затем, после путешествия по Германии и Франции, продолжил изучение политических наук в стенах Гейдельбергского университета. Фундаментальная научная подготовка, глубокая эрудиция, природный талант зоркого наблюдателя и интересного рассказчика, педантизм, усидчивость и высокая работоспособность позволяют Шторху подготовить и выпустить в свет уже во время напряженной учебы свою первую книгу, изданную на немецком языке, - "Сцены, очерки и замечания, собранные в путешествии по Франции". Книга была благосклонно принята читающей публикой и практически сразу переиздана, после чего Гейдельбергский университет предлагает Шторху должность экстраординарного профессора. Но он по совету Николая Румянцева, русского посланника в Рейнских округах, отказывается от заманчивого предложения. А сама встреча с графом, блестящим дипломатом, щедрым меценатом, опытным знатоком царского двора, будущим министром торговли в первом правительстве Александра I, становится для молодого ученого судьбоносной. Он возвращается в Россию. По протекции Румянцева Шторха принимают в лучших домах Санкт-Петербурга, помогают получить в 1788 г. место преподавателя истории и словесности в элитном Дворянском сухопутном кадетском корпусе.

 
<< Первая < Предыдущая 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 Следующая > Последняя >>

Страница 7 из 12
  • Может осуществляться въезд с аннулированным паспортом с визой во Францию и действующим.

    www.visacenter.ru