Экономическая теория - Статьи - Публикации

Надо ли защищать конкуренцию от интеллектуальной собственности?

Шаститко А.Е.
д. э. н., проф.
директор Центра исследований конкуренции
и экономического регулирования РАНХиГС
завкафедрой конкурентной и промышленной политики
экономического факультета МГУ имени М.В. Ломоносова

Не вызывает сомнений тезис о том, что экономическое развитие означает экономический рост, основанный на нововведениях. Нет нововведений — нет и экономического развития. Однако они не появляются автоматически в качестве побочного результата повседневной хозяйственной деятельности. В противном случае устойчивый экономический рост (тем более основанный на нововведениях) не был бы достоянием небольшого числа стран и не охватывал сравнительно короткий исторический период, едва превышающий 250 лет.

 

Метаморфозы финансового капитала

Евстигнеева Л.П.
д. э. н.
главный научный сотрудник Института экономики РАН
Евстигнеев Р.Н.
д. э. н., проф.
руководитель центра Института экономики РАН

С начала 2000-х годов авторы настоящей статьи последовательно разрабатывают — в противовес устаревшей неоклассической — теорию экономики как синергетической системы. Многочисленные положительные отклики на эту концепцию в научной печати1, обсуждения на ученых советах и теоретических семинарах убеждают нас в правильности избранного пути.

Вместе с тем участники дискуссии отмечают недостаточную расшифровку сложного термина «финансовый капитал», занимающего центральное место в выстраиваемой нами парадигме. Это серьезно затрудняет восприятие наших текстов. В данной статье мы попытались восполнить указанный пробел.

 

Системная экономика как платформа развития современной экономической теории

Клейнер Г.Б.
д. э. н., профессор
член-корреспондент РАН
замдиректора ЦЭМИ РАН
завкафедрой «Системный анализ в экономике»
Финансового университета при Правительстве РФ

Кризис экономической теории, которая, по широко распространенному мнению, не смогла ни однозначно предвидеть, ни убедительно объяснить локальные и глобальные экономические кризисы последних десятилетий, ни преодолеть собственную фрагментарность, а порой и противоречивость отдельных своих частей, стал предметом широкого обсуждения (Полтерович, 1998, 2011; Krugman, 2009; Стиглиц, 2011). Многие ученые считают, что концептуальную платформу экономической теории необходимо коренным образом реформировать. В рамках этого подхода парадигмальный арсенал экономической теории, обобщенно состоящий из неоклассической, институциональной и эволюционной парадигм, Я. Корнай дополнил новой системной парадигмой (Kornai, 1998; Корнай, 2002; см. также: Dosi, 2000). Сначала ключевое понятие этой парадигмы — система — относилось только к макроуровню экономики. Позднее данная парадигма была развита в направлении учета определяющей роли экономических (точнее, социально-экономических) систем на всех уровнях экономики (Клейнер, 2002; 2007). При этом новая парадигма не только заимствовала ряд принципов известных парадигм, но и была дополнена базовыми элементами пространственно-временного анализа и общей теории систем (Клейнер, 2012а). Были заложены основы системной экономики — нового направления в экономической теории, интегрирующего положения основных экономических парадигм и теории экономических систем в контексте пространственно-временного подхода.

 

Роль поведенческих моделей в онтологической структуре современной макроэкономики

Лихачев М.О.
д. э. н., доцент, заведующий кафедрой общественных наук
Московского государственного гуманитарного университета им. М.А. Шолохова
Макроэкономика претендует на целостное описание процесса функционирования экономической системы. Для этой цели она использует язык макроагрегатов и макрозависимостей, которые представляют собой синтетические концепты, суммирующие огромные массивы информации о деятельности множества экономических субъектов. Поэтому любое утверждение о наличии тех или иных устойчивых зависимостей между макроагрегатами содержит неявное предположение о характере взаимодействия экономических субъектов и об их типичных реакциях на экономические стимулы. Любая макроэкономическая доктрина содержит, в явной или неявной форме, определенную картину экономического бытия, которому она соответствует. Поэтому в макроэкономической теории вполне уместна онтология, в том смысле, как ее определил Т. Лоусон, то есть как «учение или теория, раскрывающая базисные свойства и структуру объекта исследования» (Lawson, 2006. Р. 493).
 

Математический формализм и политэкономическое содержание

Дункан Фоули
профессор Новой школы социальных исследовании
(Нью-Йорк, США)
В основе статьи — текст выступления автора на конференции Института нового экономического мышления в Кембридже 8 — 10 апреля 2010 г.

Горькая правда

Время от времени я встречаю студентов, у которых острый критический интерес к экономической науке сочетается с сильной неприязнью к математике. Эти студенты интересуются прежде всего философскими и историческими аспектами экономической теории и политической экономии, исповедуя при этом различные идеологические убеждения: от радикальной марксистской критики капиталистической экономики до истовой веры в частную собственность и рынки, характерной для представителей австрийской школы. Но чаще всего, даже если учителя и научные руководители поддерживают их интеллектуальные устремления и помогают справиться с жесткими требованиями к получению научной степени, студенты в процессе собственной научной работы понимают, что для получения каких-то результатов необходимо использовать хотя бы некоторые количественные и математические методы. Здесь мы сталкиваемся с неприятным фактом жизни, вроде того, что упражнения на музыкальном инструменте улучшают качество исполнения (а более рискованные портфели приносят более высокий доход).

 
<< Первая < Предыдущая 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 Следующая > Последняя >>

Страница 8 из 22