Экономический анализ - Статьи - Публикации

География и структура банковского сектора: тенденции в мире и в России

Агеева С.Д.
к. э. н.
доцент Новосибирского государственного университета
Мишура А.В.
к. э. н.
доцент Новосибирского государственного университета


Пространственная и организационная структура банковского сектора во всем мире меняется под влиянием технологических новшеств и регуляторных воздействий со стороны отдельных государств и международных регулирующих органов (Tickeil, 2000). Исследования этой структуры часто проводятся с позиций синтеза региональной экономики и финансовой географии. Такой подход, например, используется при определении оптимальной банковской структуры (Lin et al., 2009). Акцент можно делать и на исследовании сложных взаимодействий, учитывающих структуру и плотность пространственных финансовых связей (Udell, 2009; Tickell, 2000; Papi et al., 2015). Все эти исследования показывают, что географический фактор по-прежнему оказывает существенное воздействие на функционирование банков, несмотря на развитие средств связи и интернет-технологий (Papi et al., 2015).

 

Судьбы российских регионов-доноров

Юшков А.О.
M.Sc. (Econ.)
н.с. МЦСЭИ «Леонтьевский центр»
Одинг Н.Ю.
к.э.н.
руководитель исследовательского отдела
МЦСЭИ «Леонтьевский центр»
Савулькин Л.И.
к.г.н., с. н. с. МЦСЭИ «Леонтьевский центр»


В любом федеративном государстве регионы (штаты, провинции, земли) существенно отличаются друг от друга по разным критериям — от численности населения и площади территории до уровня экономического развития, исторического наследия и институциональной среды. Такая объективная гетерогенность в начальных условиях и траекториях развития неизбежно ведет к появлению регионов-лидеров и регионов-аутсайдеров. Первые выступают локомотивами экономического роста, притягивают инвесторов и формируют основу бюджетной системы страны, а вторые по разным причинам не имеют достаточных финансовых, человеческих или институциональных ресурсов для развития и нуждаются в поддержке со стороны федерации и более успешных регионов.

 

Зарубежный опыт развития в условиях эмбарго и перспективы его использования в Крыму

Розинская Н.А.
к. э. н.
доцент кафедры истории народного хозяйства
и экономических учений экономического факультета
МГУ имени М.В. Ломоносова


В ближайшие годы Крыму предстоит жить и развиваться в условиях санкций. «Крымские» санкции никто не собирается отменять даже теоретически — в отличие от секторальных («донбасских»), о смягчении или отмене которых речь иногда заходит. Цель санкций не только в том, чтобы увеличить для России экономические издержки интеграции полуострова. Их долгосрочная цель — отрезать Крым от внешнего мира, исключить его из международного общения и обмена идеями и технологиями, из конкурентной среды. В современном мире это обрекает территорию на отставание, провоцирует эмиграцию наиболее качественных трудовых ресурсов (особенно молодежи) и ведет к стратегическому проигрышу.

 

От «экономики физических лиц» к системной экономике

Клейнер Г.Б.
д. э. н., проф., член-корр. РАН
замдиректора Центрального экономико-математического института РАН
завкафедрой «Системный анализ в экономике»
Финансового университета при Правительстве РФ


Непросто дать обобщенную, емкую и одновременно лаконичную характеристику того или иного периода в развитии отечественной экономики (см.: Нуреев, 2003; Гайдар, 2008; Абалкин, 2007; Mintz, Schwartz, 1985). «Социалистическая экономика», «плановая экономика», «командно-административная экономика», «карточная экономика», «военная экономика», «переходная экономика», «смешанная экономика», «рыночная или квазирыночная экономика», «государственно-капиталистическая экономика», «олигархическая экономика», даже «полицэкономика» — каждая из этих характеристик отражает одну из важных черт, свойственных отечественной экономике в одном или нескольких периодах. Вместе с тем этот перечень не систематизирован, не опирается на единые основания классификации и тем самым не может использоваться для описания эволюционной периодизации развития экономики. Задача состоит в том, чтобы выделить свойство экономики, динамика которого носила бы закономерный характер и позволяла сформировать «параметрический ряд» для отражения эволюции существенных качеств экономики как последовательности ее узловых этапов.

 

От человеческого капитала к экономическому росту: прямая дорога или долгое блуждание по лабиринту?

Любимов И.Л.
Ph.D., с. н. с. Российской академии народного хозяйства
и государственной службы при Президенте РФ


В экономической науке человеческий капитал, наряду с экономическими институтами, получил статус фундаментальной переменной — феномена, способного стимулировать накопление факторов производства, напрямую влияющих на экономический рост, таких как производственный капитал или инновации1. Например, в теоретических моделях, посвященных эндогенному экономическому росту, вслед за работой Р. Нельсона и Э. Фелпса (Nelson, Phelps, 1966) предполагается, что главное значение человеческого капитала для экономического роста заключается в создании2 и распространении инноваций, оказывающих влияние на устойчивый рост. В результате главную роль в появлении инноваций и росте экономики играет запас человеческого капитала. В другой группе моделей, которые можно назвать моделями накопления человеческого капитала, вслед за статьей Р. Лукаса (Lucas, 1988), а также Г. Мэнкью и его коллег (Mankiw et al., 1992), предполагается, что человеческий капитал представляет собой обычный фактор производства, вроде производственного капитала, а значит, главную для роста экономики роль играют темпы накопления человеческого капитала, то есть его поток, а не запас3.

 
<< Первая < Предыдущая 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 Следующая > Последняя >>

Страница 8 из 159